Вспоминаем бывшего игрока «Тоттенхэма» и капитана «Црвены Звезды».

Bolton Wanderers v Tottenham Hotspur

Перевод статьи Чарли Экклшера

В конце июня 2018 года сборная Сербии прилетела из Москвы в аэропорт Никола Теслы в Белграде. Днем ранее они вылетели с Чемпионата Мира и моральное состояние было на достаточно низком уровне.

Внезапно это разочарование отошло на второй план. Команде сообщили, что любимый спортивный директор сербской футбольной ассоциации, Горан Буневчевич, умер от аневризмы в возрасте 45 лет. Он должен был находиться с командой в России, но не смог воплотить мечту всей своей жизни, побывать на Чемпионате Мира. Буневчевич впал в кому после того, как перенес кровоизлияние в мозг двумя месяцами ранее.

Менеджер сборной Сербии Младен Крстаич разрыдался, в то время, как капитан сборной, Александр Коларов мотал головой, пытаясь понять, что случилось. Неделей ранее Коларов посвятил свой победный гол в ворота Коста-Рики человеку известному в Сербии как «Буня».

На другом конце города жена Буневчевича, Елена, его дочь Миня и его брат Мирко горевали у больничной койки.

«Его смерть была самым тяжелым периодом в моей жизни» – говорит Мирко, сам в прошлом футболист «Я не могу передать, что я чувствовал. Очень сложно говорить об этом. Он был мне отцом, братом и лучшим другом».

Смерть Буневчевича не стала масштабной новостью, по крайней мере в Англии она перекрывалась матчем против Бельгии, который игрался в тот же день.

Однако в Северном Лондоне, болельщики «Тоттенхэма», в котором Буневчевич провел пять лет с 2001 по 2006, отдавали дань уважения своему бывшему игроку в социальных сетях. Некоторые из них призывали провести матч в его честь против «Црвены Звезды», команды в которой Горан был капитаном до того, как перешел в «Тоттенхэм».

Этот матч так и не состоялся, но 16 месяцев спустя обе команды встретились в Лиге Чемпионов.

Эта история о том как Буневчевич – худощавый, застенчивый человек, который под дулом пистолета вынужден был покинуть свой дом будучи ребенком, – оставил след в двух клубах двумя очень разными способами.

goran

Время Буневчевича в «Тоттенхэме» с игровой точки зрения нельзя охарактеризовать однозначно. Несмотря на рост 190 см он был слишком тощим для центрального защитника – даже обтягивающие футболки «Каппа» сидели свободно на его тонком теле – и так и не смог справиться с физическими требованиями АПЛ. Его игровое время было сильно ограничено серией травм, включая перелом скулы, который он получил вскоре после перехода.

Гленн Ходдл подписал его в 2001 для формирования тройки центральных защитников. Буневчевич был пасующим защитником с невероятной левой ногой. Сейчас можно сказать, что его умная игра скорее подошла бы премьер-лиге 2019 года, чем началу-середине 2000-х. Однако на тот момент Буневчевич изо всех сил старался прорваться в команду «шпор», которая не славилась оборонительным мастерством: это было время, когда они проигрывали на «Уайт Харт Лейн» 5-3 «Манчестер Юнайтед», 4-3 «Манчестер Сити» (оба раза ведя 3-0 к перерыву) и 5-4 в дерби северного Лондона.

Смог бы он укрепить оборону «Тоттенхэма» остается открытым вопросом, но с технической точки зрения Буневчевич был образцовым игроком – его бывшие партнеры по «Тоттенхэму» вспоминают, что он сразу же выделялся своими навыками работы с мячом.

«Горан отлично подходил для для манеры игры Гленна» – вспоминает Даррен Андертон. «Он был пасующим защитником и отлично читал игру. Он не был самым быстрым или большим, но его очень редко удавалось обыграть».

У Леса Фердинанда похожие воспоминания: «Было очевидно, что он очень уверенно чувствует себя с мячом, чем отличались далеко не все центральные защитники в то время. Я даже могу вспомнить, как он создал для меня гол или два. Такое навсегда остается в памяти».

Для того, чтобы добиться успеха в АПЛ Буневчевичу недоставало физических данных, поэтому ему  приходилось полагаться на свой интеллект. «Он был чрезвычайно умным футболистом» – вспоминает Клайв Аллен, тренер второй команды, который проводил много времени с Буневчевичем. «Он не был самым сильным, но он был высоким и элегантным, а также отлично читал игру».

Stevenage Borough v Tottenham Hotspur

Хотя по-настоящему Буневчевич преуспел за пределами поля. Он был добродушно-веселым и улыбчивым парнем и быстро подружился с партнерами по команде: Кристианом Циге, Маурисио Тарикко, Штеффеном Фройндом, Густаво Пойетом и Кейси Келлером. Они поражались его человечности и подкалывали его за привычку извиняться перед соперниками после запоздалого отбора.

«Мы были близки и постоянно бывали друг у друга в гостях» – вспоминает Циге. «На стадионе было место где можно было оставить детей и они все знали друг друга очень хорошо. Он был фантастическим парнем, дружелюбным и очень умным. Он был веселым, но не относился к такому типу людей, которые болтают без умолку. Горан больше слушал, был довольно тихим, при этом у него было отличное чувство юмора».

Буневчевич находил особенно забавной атмосферу постоянных шуток и приколов в раздевалке, которыми обменивались игроки и тренеры — будь то за ошибки на тренировочном поле или за стиль одежды. «Когда парни шумно жаловались на что-то или смеялись над кем-то, он всегда к ним присоединялся», — вспоминает Андертон. — «У него было прекрасное отношение ко всему, что его окружало, он всегда улыбался».

Кроме того, он был ярым профессионалом. Даже когда Буневчевич не попадал в состав, он никогда не снижал требований к себе. Не зря он стал капитаном «Црвены Звезды» в 25 лет.

«Поначалу ему было тяжело, нужно было ко всему привыкнуть, но он был очень профессионален и  старался стать лучше» – говорит Фердинанд. «Некоторые игроки переходя в новый клуб ожидают сразу попасть в состав. Горан, несмотря на то, что  прошел через несколько трудных периодов, никогда не снижал требований к себе на тренировках, по части самоорганизации, подготовки, взаимоотношений с командой.

Я работал с несколькими иностранными игроками, которые приходили в футбольный клуб не могли адаптироваться и становились изолированными. Им не удавалось интегрироваться в команду и они почти всегда раскисали. Он был совсем не таким, сразу же влился в команду и подружился с персоналом. Вот почему игроки так тепло к нему относились – он пришел и сказал: «Хорошо, я буду частью того, что здесь происходит». И это именно то, что он сделал».

Буневчевич был счастливейшим человеком. Он жил с женой и маленькой дочкой неподалёку от базы, а его профессионализм вспоминает Андертон: «Горан был хорошим профессионалом, никогда не пил, делал свою работу и готовился правильно. Он получал удовольствием от игры в команде. Нравственный человек; никогда ни о ком не сказал плохого слова».

stream_img

Несмотря на свою популярность за пределами поля Буневчевич испытывал большие трудности с футбольной составляющей.  В начале сезона 2005/06 его вывели из состава первой команды и он играл за резервную команду. Частично причиной перевода в резерв стало приобретение молодого центрального защитника Майкла Доусона, который пришел в середине прошлого сезона.

Вместо того, чтобы как-то выражать недовольство Буневчевич делал все, чтобы помочь новичку. «Он потрясающий, всегда был готов помочь» – говорит Доусон. «Это тяжело, когда ты не играешь, а твой контракт подходит к концу. Он всегда тренировался правильно и это то, чем он запомнился больше всего. Для таких молодых парней, как я, он был примером, тем на кого мы равнялись».

В этот последний сезон, играя за резерв Буневчевич продолжал впечатлять отношением к делу. Аллену доводилось видеть, как игроки первой команды отказывались играть за резерв, когда их просили. Буневчевич напротив, делал это с удовольствием.

«Он был фантастическим, великолепно себя проявил в матчах резерва, и он отличный пример профессионального футболиста. Идеальная модель профессионала для тренера резервной команды. Это моя вечная память о нем. Как тренер вы всегда цените такой тип игроков, он оставляет очень приятные воспоминания»

Летом 2006 Буневчевич ушел из Шпор, сыграв в 58 матчах за 5 лет. Он забил два гола на «Уайт Харт Лейн» – против «Олдхэма» и «Болтона» в кубке лиги 2004/05 – и возможно запомнился лучше тем, кто был внутри клуба, чем болельщикам. Его неизменным наследием стали самоотверженность и всецелая приверженность делу. Привычка убегать с поля во время замены, вместо того, чтобы дуться отлично отражала его подход.

После ухода из Шпор он присоединился к «АДО Ден Хааг» в Голландии после чего ушёл из футбола  следующим летом, проведя 16 матчей за национальную команду. Прошло совсем немного времени перед тем, как Буневчевич, как и ожидалось, устроился на высокую должность. В марте 2008 он был назначен спортивным директором в «Црвену Звезду», клуб в котором сделал себе имя.

bunjevc5_3

Сцена в Белграде, когда Буневчевич умер, дает некоторое представление о том как высоко его ценили в Сербии, но чтобы реально понять его репутацию там, нам нужно посмотреть на события следующих месяцев.

Похороны были очень эмоциональным событием, Деян Станкович, легендарный полузащитник «Црвены Звезды», «Интера» и «Лацио» плакал, отдавая дань уважения своему близкому другу.

Почти год спустя друзья Буневчевича и его семья решили провести матч в его честь. Они связались с федерацией футбола Сербии и все был организовано за 10 дней. Несмотря на сжатые сроки, популярность Буневчевича говорила о том, что на матче будет полно видных деятелей сербского футбола.

Теплым днем поздней весной в спортивном центре сербской ФА в Стара Пазова, чуть севернее Белграда, прошел матч между «Црвеной Звездой» и командой друзей Буни. В какой-то момент игра была остановлена, чтобы все могли почтить память Буневчевича аплодисментами.

За «Црвену Звезду» играл брат Буневчевича Мирко и знаменитости вроде Станковича и Деяна Савичевича, бывшего полузащитника «Милана», а ныне президента черногорской ФА. Немного набравший в весе со времен завершения карьеры Савичевич смеялся, так как его хватило на 20 минут.

За другую команду играли Матея Кежман, (бывший игрок «Челси»), бывший нападающий «Астон Виллы» Саво Милошевич и Предраг Миятович, автор победного мяча в финале Лиги Чемпионов 1998 года.

Эти три игрока представляли «Партизан», главного соперника «Црвены Звезды», – умение сближаться с людьми и сглаживать противоречия было одним из выдающихся навыков Буневчевича. В частности Миятович стал близким другом, а Саша Илич, капитан «Партизана» того периода, когда Буневчевич был капитаном «Црвены Звезды» сказал, что они были соперниками на поле, но как только звучал финальный свисток, снова становились хорошими друзьями.

Однако именно с «Црвеной Звездой» Буневчевич связан сильнее всего. Он перешел в клуб в 1997 год, в возрасте 24 лет и вскоре стал капитаном, несмотря на относительно молодой возраст. Буневчевич всегда был зрелым для своих лет, его стойкость формировалась жестким воспитанием и жизненными трудностями. Из-за прихода вооружённых хорватских солдат ему вместе с семьей пришлось покинуть свой дом в Загребе. Отец Буневчевича был генералом армии Югославии, и он, вместе с семьей, отправился в Белград, где все приходилось начинать с нуля.

Возможно, именно это сделало Буневчевича тем, кем он стал. К моменту перехода в «Црвену Звезду», Буневчевич получил репутацию футболиста не похожего на других.

Неманья Филипович, который сейчас занимает пост технического директора сербской ФА, работал с Буневчевичем и в «Црвене Звезде», и в национальной команде: «Я дружу со многими из его партнеров по «Црвене Звезде». Они говорили, что он был не таким капитаном, как другие. Он чувствовал клуб, чувствовал раздевалку, чувствовал поле. У него был дар дарить людям ощущение значимости.

images1.persgroep.net

был очень скромным и очень умным – это сильно отличалось от обычного человека из футбольной сферы. Он не был здоровяком, делал все с помощью интеллекта. В «Црвене звезде» его помнят, прежде всего, за исключительные человеческие качества. Это сложно описать. Он был скромным и интеллегентным парнем, но находил время для всех.

Все хорошие манеры, которые вы можете увидеть в человеке – доброта, честность, отзывчивость – все это заключались в нем. Он был невероятным, я не думаю, что у него был хотя бы один враг в жизни. И что действительно его отличало – то, что он был таким добрым и дружелюбным со всеми. Он был готов уделить швейцару здания столько же времени, сколько ведущим политикам страны».

Это похоже на описание святого, но взгляд журналистов в Белграде определенно подтверждают точку зрения Филиповича. Один местный журналист, подытоживая, описал впечатления коллег и свои: «Если нужно было поговорить с ним или задать вопрос, он всегда был готов ответить. Он был таким парнем, которому вы бы доверили свою жизнь».

В качестве игрока Буневчевич выиграл два чемпионских титула и кубок во время игры за «Црвену Звезду», но куда важнее, что он держал команду сплоченной, когда страна была разрушена диктатурой Слободана Милошевича и последующими бомбардировками НАТО.

Из-за уважения, которого он достиг в Белграде его переход в «Тоттенхэм» в 2001 воспринимался не так остро. Буневчевич вернулся в клуб только семью годами позже, уже в ранге спортивного директорав.  Все кто хоть раз видел его, предсказывать, что однажды он будет либо менеджером, либо займёт административную должность. Как оказалось, Буневчевич продрержался менее года в этой роли, так как хаос в структуре едва не привёл клуб к краху.

Он стал генеральным директором другого белградского клуба «ФК Земун», после чего стал спортивным директором сербской ФА в 2016. Установив сильную связь с игроками, Буневчевич наблюдал за успешной квалификационной кампанией к ЧМ-2018. Мечта сбылась, но затем вмешалась судьба.

Перед игрой с «Црвеной Звездой» в Лондоне «Тоттенхэм» почтил память Буневчевича. Для бывших игроков, таких как Даррен Андертон смерть Буневчевича в таком молодом возрасте, также как и смерть других партнеров по «Тоттенхэму» Джастина Эдинбурга и Дина Ричардса – было ярким напоминанем о его собственной смертности.

«Это был сложный период. Дин, Горан, Джастин… Сложно описать словами, но это заставляет ценить все, что ты имеешь в жизни. Это очень, очень грустно; у футболистов формируется особая связь с партнерами по команде и когда случается что-то вроде такого, это действительно становится сильным ударом. Они все были отличными парнями, и это показывает, что ты не можешь не ценить то, что имеешь».

Больше всего пострадала семья Буневчевича. Его жена и несовершеннолетная дочь делают все возможное, чтобы оправиться от шока, а его брат Мирко тренирует сборную до 15 лет и продолжает сражаться в честь своего героя.

«Горан всегда был моим кумиром. Он сильно помог мне в футболе и жизни и благодаря ему все стало проще. Он был на пять лет старше и все, что делал, я старался делать также, как он».

Автор этой записи опубликовал(а) на сайте spurs.ru 117 записей.

Инженер из Москвы. Люблю футбол, музыку и кино


А еще можно опубликовать статью в своем блоге:

Опубликовать в twitter.com         Опубликовать в своем блоге livejournal.com